Официальным временем рождения ткани в горошек принято считать середину 18 века, что вполне справедливо. Раньше такой принт просто не прижился бы – в средневековой Европе очень долго точки или пятна на теле ассоциировались с оспой и вызывали у людей страх и ужас. Но к середине 18 века беспокойство схлынуло, и в Швейцарии впервые в мире появилась ткань с названием «швейцарский горошек». Появление ее также было связано с прорывом в технологии набивного рисунка на тканях, а горошек был самым простым вариантом узора. Первая горошковая ткань – это легкий батист в небольшую крапинку. С годами крапинка разрослась до размера горошка и поменяла свою структуру – горошки стали вышивать из разноцветных ниток. Но Швейцария всегда была страной, бесконечно далекой от моды, поэтому если бы не вмешательство Франции, история горошка на этом бы и закончилась. К счастью, уже на закате 18 века горошек докатился до Парижа, где вовсю буйствовал стиль ампир – имперский стиль. Французские портные сразу сделали ставку на горошек и были совершенно правы – платья из этого материала разлетались как горячие круассаны и были столь же прекрасны. В то время горошковые платья были струящимися, нарядными и считались привилегией благородных особ.

Уже спустя несколько десятилетий, к середине 19 века, горошку покорились все социальные прослойки населения и все возрасты. Горошек носили решительно все – от царственных особ до прачек. Универсальность этого рисунка была поразительна. Горошек мог создать романтический, кокетливый, трогательный, элегантный и строгий образы. Но самое главное – любая женщина становилась в нем женственной.

Платья в горошек также стали типичным атрибутом танцовщиц. И хотя в английском варианте горошек звучит как «polka dot» или «точка-полька» доподлинно неизвестно, связано ли это название с танцем полька. К слову сказать, горошек пришелся по душе не только женщинам, многие щеголи носили галстуки такой расцветки.

Время шло, горошек по-прежнему любили и носили, но с наступлением 20-х годов 20 века этот рисунок начал свое стремительное восхождение на настоящий Олимп. Горошковое платье носила даже подружка Микки Мауса, а в 1934 году выход фильма «Вставай и пой» окончательно укрепил позиции горошка. Шестилетняя героиня этого кино появилась на экране в пышном белом платье в крупный горох, став прототипом для создания кукол, одетых в такие наряды. Но на этом история опять же могла бы закончиться, если бы снова не Франция.

В 50-х Кристиан Диор сделал горошек не просто бешено популярным, он сделал его живой классикой, выпустив свою горошковую коллекцию, после нее в этом принте начали шить все подряд. Началась уже не просто история горошкового платья, началась горошковая истерия, ознаменованная массовым производством горошковых купальников, белья, носков, платков, шляп, брюк, сорочек и всего, что только можно было на себя надеть. В Великобритании горошковые рубашки были частью служебной униформы женщин-полицейских. Горошек Диора был женственным и милым, а спустя десятилетие Ив Сен-Лоран превратил этот принт в дерзкий и эксцентричный. Горох стал психоделическим и нахальным под стать эпохе 60-х.

С тех пор ни один модный показ не обходится без горошковых принтов, которые, кажется, уже вечны. Меняется только их размер, цвет и фактура. Так, последний всплеск новизны принадлежит Стелле Маккартни, которая модифицировала горошек в трехмерный набивной принт на транспарантной ткани. Ее крупные бархатные горошки полюбились многим голливудским дивам.

Конечно, сейчас горошек – это не только принт для одежды. Предметы интерьера и домашняя утварь тоже давно впитали в себя повальную моду на горошек. Дошло до того, что психологи (британские, видимо) провели оценку психотипа в зависимости от выбора того или иного горошка. В ходе научного эксперимента было установлено, что чем крупнее горошек выбирает женщина, тем более она общительная и открытая.