Суть стиля нормкор, возникшего в среде молодых и независимых нью-йоркцев, заключается в простом и ироничном отношении к себе и к одежде. Какой смысл идти против толпы и гнаться за новыми модными тенденциями, если можно просто расслабиться? В конце концов, сколько можно кому-то доказывать, что ты не такой как все, если очевидно — каждый не такой как все, а если и такой, то что с того? Нормкор не требует ни времени, ни денег. На первый план выходит базовая одежда: джинсы, простые юбки, брюки, невзрачные ветровки, водолазки, обувь на плоском ходу. Причем происхождение вещей совершенно не имеет значения: свитшот из «Ашана» гораздо лучше именного, ведь при полной идентичности он стоит копейки.

Рынок возможностей гораздо интереснее, чем рынок одежды. Чтобы быть всегда уместным, лучше быть незаметным. В нормкоре можно днем пойти в офис, изображая важного босса, а вечером прыгать по гаражам с бутылкой портвейна.

Иконой нормкора считают Стива Джобса, который всю жизнь проходил в черной водолазке, синих джинсах и кроссовках. Примерно такого же отношения к одежде придерживается Марк Цукерберг, да и собственно почти каждый человек, который «слишком стар для всей этой моды».

Нормкор за здоровое отношение к себе, за экономию и свободу от чужого мнения. Только вам, а не модельеру из Милана, решать, носить ли носки с сандалиями.

Нормкор вдохновляется вещами, знакомыми с детства: тренировочными штанами, кедами, длинными худи на молнии, бейсболками, майками с принтами супергероев или купленными на популярном курорте. Каждый нормкорщик достаточно крут, чтобы носить черт знает что и чувствовать себя в этом прекрасно.

Мода, штампующая по 2-3 коллекции в год, — не мода, а бизнес, который не так глуп и подхватил нормкор прямо с улиц, сделав из него новую тенденцию. Такой парадокс: одеваться немодно стало модным, и вот уже самые титулованные дизайнеры на свой лад обыгрывают уличные треники, ветровки и козырьки. Но это уже не нормкор, это пародия на него.

Под раздачу попали даже знаменитые биркенштоки — самая любимая обувь немецких пенсионеров. С легкой руки уличных бродяг не самые изящные сандалии стали жемчужиной обувной коллекции Givenchy.

Конечно, в России нормкор — явление неоднозначное. Та самая толпа, с которой так норовят слиться нью-йоркские нормкорщики, у нас очень пестрая. Мы любим наряжаться и быть красивыми, даже вынося помойное ведро. Поэтому чистого нормкора в России практически не существует. Он отчетливо заметен лишь на вешалках в магазинах, где значительно прибыло непримечательных вещей в стиле Стива Джобса.